paranojas
социально неловкая женщина.
22.11.2017 в 22:23
Пишет let|s play murder:

there is no cure
IGN: Мне очень нравится, что нам дали возможность понять Ганнибала и увидеть его с разных сторон, но я никогда не чувствовал, что вы пытаетесь его реабилитировать. У меня никогда не было ощущения, что он перестанет убивать. Было ли тебе интересно искать этот баланс; сделать его трехмерным персонажем, тем не менее придерживаясь идеи, что он всё еще монстр во многих смыслах?

Мадс Миккельсен: Я считаю, это важно — что он монстр. Я думаю, его невозможно вылечить, потому что он не болен. Это наша интерпретация. У него нет психологических заболеваний. Он падший ангел, и он видит красоту там, где все остальные видят ужас. Это не значит, что он лишен эмпатии. Это не значит, что он не может испытывать эмоции. У него бывают обычные дни, просто у него иной взгляд на жизнь. И если бы мы где-то упомянули, что его можно вылечить, что он может исправиться, мы бы одновременно, на мой взгляд, сделали персонажа менее интересным.

IGN, December 4, 2015


URL записи

@темы: цитаты великих людей, фильм, анима, сериал, тяжкая жизнь фангерлы, horned god